Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Храмы месопотамии



Изображение: 
Храмы месопотамии

О религиозных представлениях них обитателей Месопотамии исследователи судят не только по сохранившимся клинописным текстам, но и археологическим находкам, связанным с религиозной практикой: по руинам храмов, могильным сооружениям, по изображениям религиозных церемоний на каменных рельефах и на маленьких цилиндрических печатях.
В становлении месопотамской цивилизации особую роль играли храмы. Можно сказать, что шумеро-вавилонская цивилизация родилась в тени храмовых стен и умерла, когда в парфянский период опустели последние древние храмы. В Месопотамии храм был не только местом, где поклонялись богам, совершали жертвоприношения и другие культовые действия. Раскопки показали, что уже в поселениях ранних земледельцев, насчитывавших всего два-три десятка домов, нередко имелось особое строение — общественное хранилище зерна и продуктов. В такие амбары жители селения ссыпали часть зерна, создавая общий запас на случай какого-нибудь бедствия. Хранилище считалось священным, ведь там лежал хлеб — основа жизни, а значит, должны были пребывать и благие божественные силы: «дух зерна» и прочие божества, от которых зависят жизнь и изобилие. В этом амбаре и вокруг него совершались важные обряды, связанные с внесением в хранилище нового урожая, с началом сева и другими сезонными праздниками. У древнейших земледельцев амбар и святилище были, по-видимому, неотделимы друг от друга, и это двуединство религиозных и хозяйственных функций храма сохраняется на протяжении всей месопотамской истории.
Первоначально амбар-святилище мало чем отличался от обычного жилища — такая же глинобитная мазанка (примерно 4 х 5 м), только стены были потолще и настланные полы приподняты над землёй, чтобы предохранить зерно от сырости и грызунов. В южной части Шумера строились тростниковые дома, похожие на те, что и сейчас возводят «болотные» арабы на юге Ирака.
Рядом с амбаром-святилищем часто устраивали загон для скота (гипару) и отгораживали специальный участок земли. При гипару жил жрец (эн, энум), если святилище было посвящено женскому божеству, или жрица (энтум), если оно посвящалось мужскому божеству. В гипару совершался важнейший обряд «священного брака» между жрецом и богиней или между жрицей и богом. Этот чрезвычайно древний обряд, способствовавший плодородию, сохранялся ещё довольно долго.
В V в. до н. э. греческий историк Геродот, описывая храм Бела-Мардука в Вавилоне, рассказывал: «В этомм храме стоит большое, роскошно убранное ложе, и рядом с ним — золотой стол. Никакого изображения божества там, однако, нет. Да и ни один человек не проводит здесь ночь за исключением одной женщины, которую, по словам халдеев, жрецов этого бога, бог выбирает себе из всех местных женщин. Эти жрецы утверждают (я, впрочем, этому не верю), что бог иногда посещает храм и проводит ночь на этом ложе...».
В период Убайд с появлением городов скромные сельские храмики-амбары кое-где превращаются в сооружения внушительных размеров со сложной планировкой. Так называемый «Известняковый храм», открытый археологами при раскопках Урука, отличался внушительными размерами — 76 х 36 м.
Внешний облик месопотамскмх храмов, как и их долговечность, во многом определялся строительным материалом, который использовали шумерийцы и вавилоняне. В стране не было ни строительного леса, ни хорошего камня; даже топлива для обжига кирпичей не хватало. Все постройки - и дома простых горожан, и дворцы, и храхмы, и крепостные стены — возводились из крупных глиняных блоков и из сырцового (т. е. не обожжённого, а высушенного на солнце) кирпича. Обожжённым кирпичом обычно облицовывали только нижнюю часть храмовых и дворцовых стен.
Непрочный и тяжёлый материал ограничивал возможности строителей. Месопотамская архитектура отличалась глухими массивными стенами, скупостью простых прямоугольных форм и тяжеловесностью. Стены высоких сооружений приходилось делать очень толстыми, но тогда под их тяжестью вскоре начинал проседать не слишком прочный и к тому же подтачиваемый влагой фундамент. Обычно дом, если за ним хорошо смотрели, мог простоять 30—50 лет, храм или дворец — 100—150 лет. После этого строение настолько ветшало, что проще было его разрушить, утрамбовать площадку и выстроить на ней новое здание, чем без конца то тут, то там ремонтировать и укреплять подпорками старое.
Некоторые храмы в Эреду и Уруке восстанавливались таким образом раз по двадцать раз: самые древние святилища относились ещё к IV тысячелетию до н. э., а последний раз храмы обновлялись в III в. до н. э., уже при греческих царях, потомках Селевка.
Классической формой месопотамских храмов стала ступенчатая башня — зиккурат. На высоком основании, сложенном из многих рядов кирпича, возводился с уступом следующий ярус, поменьше, на нём — третий и т. д. Лучше других сохранился четырёхступенчатый зиккурат в городе Уре.
Постепенно храмы обрастали многочисленным персоналом. Помимо главного жреца и его помощников, а также музыкантов, певчих и других лиц, занятых в религиозных церемониях, храм и его хозяйство обслуживал целый штат управителей, контролёров, учётчиков, кладовщиков. При храме работали постоянно или какое-то время в году многие жители селения.
Храмы становились важнейшими хозяйственными центрами в городах Месопотамии. Им принадлежали поля, пастбища, бесчисленные стада скота. Храмы часто вели через своих торговых агентов крупную караванную и морскую торговлю с соседними и дальними странами; они выдавали под проценты ссуды зерном и серебром, скупали и перепродавали недвижимость, сдавали в наём и арендовали дома, сады и т. д. При храмах находились мастерские, склады, архивы, библиотеки и школы. В храмовые сокровищницы стекались весьма значительные ценности.
Обладая непререкаемым авторитетом в религиозных делах и огромным экономическим могуществом, высшее жречество оказывало большое влияние на всю жизнь страны. Даже деспотичные ассирийские цари вынуждены были считаться с интересами храмов. Делая богатые дары почитаемым храмам, правители старались снискать расположение не только богов, но и жрецов. И всё же отношения между служителями богов и царским дворцом далеко не всегда были «гармоничными». Долгое соперничество между жречеством и царями кончилось тем, что храмы пережили дворец почти на 600 лет. Когда в Вавилонию пришли персы, а потом и греки, ни те ни другие не решились тронуть храмы, где жизнь продолжала течь по издревле заведённому порядку В окончательное запустение древние храмы Месопотамии пришли только в I в. н. э., когда последние общины вавилонян растворились в среде нового населения — арамеев, халдеев, арабов, персов и греков.
 


Автор: , , ,
<