Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Веротерпимость в Речи Посполитой



Изображение: 
Герб Речи Посполитой

Актуальность исследования проблемы религиозной толерантности в Речи Посполитой обусловлена рядом причин. Прежде всего, надо отметить невысокую степень разработки данного проблемного поля в принципе. Советские исследователи приоритет отдавали вопросам национально-освободительного движения, социально-экономическим аспектам истории, а вопросы религии и культуры во многом освещались тенденциозно. Кроме того, уже практически аксиомами стали утверждения о том, что Великое княжество Литовское было своеобразным «царством веротерпимости», а Речь Посполитая была государством, в котором царили религиозный фанатизм, нетерпимость, регресс.

Также заслуживает внимание то обстоятельство, что борьба с так называемыми «буржуазными фальсификациями» в 60-70-е годы ХХ века (Л.С. Абецедарский и др.) скорее породила новые, чем разоблачила старые мифы. Например, до сих пор нет компромиссного мнения в отношении такой персоналии, как Казимир Лыщинский. Представляется, что все же этот культурный герой, «атеист и материалист, пострадавший от религиозного фанатизма» все же является мифом, каких существует не мало. Все это привело нас к тому, что сегодня практически не существует фундаментального и объективного исследования вопроса веротерпимости в культуре Беларуси в целом и периода Речи Посполитой в частности.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые аспекты данной сложной, объемной и многогранной проблемы.

Прежде всего, мы полагаем, что рассматривать ситуацию в Речи Посполитой необходимо в контексте европейской (или даже шире – мировой) цивилизации. Существование союзного государства Великого княжества Литовского и Польской Короны охватывает период с 1569 по 1795 гг., т.е. вторую половину XVI – конец XVIII века. Это достаточно продолжительный период, который включает в себя достаточно разные феномены: контрреформацию, униатство, просвещение, особое место занимает философская мысль XVII века. Анализ конфессиональной ситуации в Новом Свете и странах Западной Европы, в России позволяет говорить о том, что, несмотря на значительные проявления нетерпимости (которые начинаются только с 90-х годов XVI века, когда Европа уже давно залита кровью религиозными войнами, и значительно ослабевают в 20-е годы XVII века) и обострение социальных противоречий, в Речи Посполитой все же происходил процесс эволюции идеи религиозной толерантности. Законодательство в сфере религии не было лишено противоречий и проявлений нетерпимости, однако процесс его развития не отставал, а вероятно и значительно опережал аналогичный процесс в иных государствах мира (Акт Варшавской конфедерации 1573 года, Статут ВКЛ 1588 года). Представляется, что католическая реакция на реформационное движение, создание и распространение Греко-католической церкви на территории Беларуси все же не идут ни в какое сравнение с европейскими религиозными войнами, антисемитизмом, деятельностью инквизиции. Не меньше проявлений нетерпимости можно найти и в истории России данного периода. Поэтому можно говорить о том, что культура Беларуси даже в столь противоречивую эпоху остается в определенной степени относительно толерантной.

Далее следует отметить своеобразный «миф об унии», поскольку образование Греко-католической церкви следует признать важнейшим событием, повлиявшим на религиозную ситуацию в Речи Посполитой, а сама идея унии, по мнению известного исследователя философской мысли Беларуси С. А. Подокшина, является альтернативой идеи религиозно-церковного плюрализма и веротерпимости. Греко-католической церкви посвящено, пожалуй, колоссальное количество литературы, однако исследование униатства представляется все еще актуальным. Существуют различные точки зрения на Брестскую унию 1596 года, и вряд ли можно категорично и однозначно оценивать ее последствия и роль для белорусской культуры. Однако хотелось бы обратить внимание на следующие ее особенности.

1. униатство, по крайней мере, в своей идее, в теории – идея экуменистическая, гуманистическая, толерантная и даже, можно сказать, разумная и благородная. Поэтому Греко-католической церкви принадлежит не только отрицательный, но и в определенной степени положительный и значительный вклад в развитие идей толерантности в отечественной культуре. С. А. Подокшин отмечал, что существует две версии униатской идеи: глобальная, универсальная с одной стороны, и локальная, сепаратная с другой. Проблема Греко-католичества и заключалась в том, что она носила локальный характер и поэтому имела целый ряд существенных недостатков. Идея же универсальной унии была значительно более популярна в белорусско-украинской среде. Вероятно, этот разрыв и стал основой для полемики вокруг унии и религиозных конфликтов.

2. униатская церковь способствовала сохранению белорусской культуры, белорусского языка, самой идеи единства христианских конфессий, что представляется немаловажным для развития веротерпимости в Беларуси.

Теперь стоит обратить внимание на еще один, также немаловажный аспект рассматриваемой проблемы. Это положение Православной церкви в Речи Посполитой. Традиционно отмечается тяжелое положение православных на территории Беларуси, начиная с Кревской унии 1385 года и особенно после Люблинской и Брестской уний. Действительно, неоспоримы факты притеснений православных (и протестантов) в Речи Посполитой, насильственных мер введения униатства. Однако следует отметить следующие важные моменты.

Существовал внутренний кризис Православной церкви. Православная церковь значительно уступала католической в организации, подготовке кадров. Она являлась митрополией, подчиненной константинопольскому патриарху, с которым связь поддерживалась крайне нерегулярно, проигрывало православное духовенство по сравнению с католическим и по уровню образованности. Особенностью православной церкви ВКЛ было право патроната, смысл которого сводился к распределению и назначению магнатами угодных им лиц на церковные должности и праву патронов на соучастие в управлении в церковном суде. Право патроната обусловило материальную зависимость православных иерархов от патронов и, следовательно, падение их авторитета в народе. Злоупотребления высших иерархов привели к возрастанию роли православных братств и популярности идеи их непосредственного подчинения константинопольскому патриарху[1]. Мы полагаем, что именно деятельность православных братств, которая носила по своей сути реформистский характер и не могла не пугать православных иерархов, подтолкнула Православную церковь к заключению Брестской унии, что только ухудшило ее положение. Следует также отметить, что именно православные братства выступали носителем идеи веротерпимости и стояли в определенной степени в оппозиции к официальной церкви. В контексте этого показательной является крупная и неоднозначная фигура в истории православия в Речи Посполитой – Милетий Смотрицкий. С одной стороны, он является одним из тех культурных деятелей, которые активно выступали за религиозную толерантность. С другой стороны, его переход в унию (независимо от причин) в определенной степени, можно сказать, дискредитировал православие. Надо отметить, что, несмотря на достаточно нетерпимый характер противостояния конфессий и проявления фанатизма, идея веротерпимости все же высказывалась, а религиозные конфликты решались, как правило, в суде или на страницах полемических книг. Здесь стоит упомянуть Константина Острожского, Ст. Зизания, А. Белабоцкого, Льва Сапегу, Афанасия Филиповича, Сигизмунда Августа II.

В итоге можно сделать следующее заключение. Доминирование идеи унии, насильственные меры распространения Греко-католической церкви, притеснения православного и протестантского населения Беларуси и Украины не позволяют говорить о том, что Речь Посполитая была веротерпимым государством. Однако представляется ошибочным крайне тенденциозно, вне контекста европейской цивилизации анализировать историю и конфессиональную ситуацию данного периода. Значительные силы, прежде всего, в советской науке, были направлены на то, чтобы показать Речь Посполитую как государство, где господствовал религиозный фанатизм. Вероятно, настало время признать, что вопрос религиозной толерантности в культуре Беларуси данного периода заслуживает более глубокого, многогранного и объективного исследования[2].

[1] Кутузова Н. А. Нация, религия и государственность в полемической литературе Беларуси конца XVI – первой половины XVII вв. Мн., 1998. С. 7

[2] В этом смысле показательно, к примеру, что феномен «второй» схоластики уже признается как определенный, закономерный этап в развитии философской мысли Беларуси, а не только как регресс, откат к средневековью.


Автор: , , , ,
<