Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Бодхисаттва



Изображение: 
Бодхисаттва

Бодхисаттва (санскр.) – «существо, стремящееся к просветлению» или «просветленное существо». Идеал северного буддизма. Забывающий себя в работе с другими. В буддийской мифологии и философии человек (или какое-нибудь другое существо), который принял решение стать буддой

Побуждением к такому решению считают стремление выйти из бесконечного круга перерождений – сансары и спасти все живые существа от страданий. Концепция бодхисаттвы в учениях хинаяны и махаяны несколько различна. Согласно хинаяне, путь бодхисаттвы прошли только Будды уже завершившихся мировых периодов (их число не превышает 24) и Будда современной эпохи Шакьямуни; проходит этот путь и Будда Грядущего Майтрея. Все же остальные люди могут достичь лишь состояния архата. В махаяне путь бодхисаттвы доступен для всех. Число бодхисаттв в махаяне теоретически бесконечно, и они обитают не только в земном мире, но и в других мирах (число которых тоже приближается к бесконечности).

Путь бодхисаттвы начинается с «поднятия духа просветления», после чего бодхисаттва (обычно в присутствии того или иного Будды или другого бодхисаттвы) дает обеты спасти все живые существа от оков сансары. Используя на своем пути шесть парамит (совершенств), бодхисаттва достигает «противоположного берега», т. е. нирваны. С помощью парамит бодхисаттва добивается высшего понимания и высшего сострадания ко всем живым существам, что и считается идеальным состоянием бодхисаттвы.

Поскольку Будды после достижения полной нирваны уже не могут оказать помощь живым существам, то величайшие бодхисаттвы (махасаттвы), достигнув просветления, предпочитают остаться в сансаре, добровольно подчиняясь законам кармы, пока все живые существа не спасены.

Путь бодхисаттвы разделен на уровни (бхуми). В ранних махаянистских сутрах этих уровней насчитывается семь, но примерно с III в. н. э. их число увеличивается до десяти. Длительность пути бодхисаттвы равняется примерно трем «неисчислимым кальпам» (каждая – миллионы лет), причем в течение первой кальпы достигается только первый уровень, в течение второй – седьмой, а в течение третьей – десятый. На своем пути бодхисаттва перерождается много раз, причем в облике не только человека, но и любого другого существа, находящегося в сансаре. Бодхисаттва десятого уровня может сам выбирать форму своего существования и даже иметь одновременно несколько воплощений.

Тут

На первой ступени – «радостной» (прамудита) – начинающий бодхисаттва овладевает совершенством щедрости (дана). Он доверяет буддам, заботится обо всех, прилежен в изучении дхармы; его щедрость «нематериальна», ибо он сострадает живым существам, которые не заботятся о своем «освобождении», и готов пожертвовать ради них женами, детьми, членами тела, здоровьем и самой жизнью. «Радостной» эта ступень оказывается потому, что он ликует из-за своего превосходства над «обычными людьми».

На второй ступени – «незагрязненности» (вимала), адепт овладевает совершенством нравственности (шила), который идентичен «профессиональному» освоению самодисциплины по методу классического восьмеричного пути (последний включается, таким образом, в виде «частного случая» в иерерахию достижений в махаяне). «Незагрязненность» означает освобождение от нечистоты аффектов, ибо практикующий на этой стадии становится свободным от желаний, другом, наставником и покровителем других существ.

На третьей ступени – «лучезарной» (прабхакари) – адепт становится «светильником учения», способным к уразумению сокровенных умозрительных истин. Здесь он овладевает совершенством терпения (кшанти), ибо денно и нощно изучает махаянские сутры. На этой же ступени он становится экспертом в четырех нормативных медитациях и достигает «обителей Брахмы», развивая благость, со-страдание (каруна), со-радование (майтри) и бесстрастие, и уже начинает излучать свет в небесных регионах.

Четвертая ступень – «пламенная» (арчишмати) – позволяет адепту созерцать истинную природу всех существ и населяемого ими мира. В его «огненном» видении отражаются преходящий характер сущего и значение «освобождения», и он бросает прощальный взгляд на остатки ложных воззрений, прежде всего связанных с представлением о своем Я. Здесь он овладевает совершенством мужества (вирья), так как окончательно укрепляется в истинной вере в «три драгоценности» буддизма – Будду, учение и общину.

Пятая ступень – «чрезвычайно труднодостижимая» (судурджая), ибо только теперь можно «реализовать» различие истины конвенциональной (самврити-сатья) и абсолютной (парамартхика-сатья) и, соответственно, конечную «пустотность» всего сущего. Поскольку адепт печется о благе живых существ, эта ступень соотносится с освоением совершенства медитации (дхьяна).

Шестая ступень – «перед лицом [полной ясности]» (абхимукхи), ибо на данной стадии адепт становится экспертом в совершенстве познания (праджня). Познание-премудрость позволяет ему видеть глубинное единство сансары и нирваны, а также то, что все вещи суть «только сознание».

На седьмой ступени – «далеко распространяющейся» (дурангама) – адепт становится настоящим бодхисаттвой. Он может войти в паранирвану, но медлит ради «освобождения» других существ, предпочитая «активную нирвану» (апратиштхита-нирвана). Теперь он овладевает сразу двумя новыми совершенствами: умением использовать любые средства ради помощи «сансарным» существам (упая) и способностью передавать им свой запас «заслуги» (пунья).

Восьмая ступень – «недвижимая» (ачала), ибо бодхисаттва непоколебим в своей решимости действовать в этом мире ради «освобождения» других существ. Соответствующим совершенством является поэтому верность великому обету (пранидхана). Бодхисаттва может принимать любой внешний облик, чтобы оказать помощь другим существам.

На девятой ступени – «благочестивого размышления» (садхумати) – бодхисаттва использует весь свой интеллектуальный потенциал для проповеди дхармы. Здесь реализуется совершенство всемогущества (бала), которое проявляется также в постижении бодхисаттвой магических формул (дхарани), этих «словесных талисманов», которые он передает дальше ищущим «освобождения».

Наконец, десятая ступень – «облако учения» (дхармамегха) – превращает его в небесного бодхисаттву. Он восседает, как «освященный» (абхишикта) на небе, на великом лотосе, и его тело излучает особый свет. Соответствующее совершенство – полнота знания (джняна), а с облаком он сравнивается потому, что, подобно тому, как оно проливает дождь, он, распространяя свои лучи на землю, смягчает печаль и страдание живых существ. Бодхисаттва становится Майтреей, который ожидает своего часа на небе, чтобы явиться на землю новым буддой. Восхождение адепта, начавшееся с ликования по поводу превосходства над «обычными людьми», завершается полнотой самообожествления.

 

В пантеон махаяны в качестве бодхисаттв включены реально жившие люди, которых впоследствии (а отчасти даже при жизни) наделили мифологическими чертами. Среди них – индийские учителя и теоретики буддизма (Нагарджуна, Шантидева, Асанга), основатели тибетских школ буддизма. Но главную роль в махаяне играют чисто мифологические бодхисаттвы. Их имена встречаются уже в самых ранних махаянистских сутрах. В «Садхармапундарике» упоминаются 23 бодхисаттвы, в «Вималакиртинирдеше» – более 50. В литературе махаяны часто приводится список из восьми бодхисаттв:

* Самантабхадра,
* Ваджрапани,
* Авалокитешвара,
* Манджушри,
* Майтрея,
* Акашагарбха,
* Кшитигарбха,
* Сарваниваранавишкамбхин;

к ним прибавляют еще двух – Махастхамапрапту и Трайлокявиджаю.

В Индии наиболее популярными бодхисаттвами являются Манджушри, Авалокитешвара, Махастхамапрапта и Майтря; в Китае и Японии – Авалокитешвара, образ которого претерпел здесь значительную метаморфозу и обрел женский облик (Гуань-инь, Каннон), и Кшитигарбха (Дицзан-ван, Дзидзо); в Тибете и Монголии – Авалокитешвара, Ваджрапани и Манджушри.

Каждый бодхисаттва входит в мифологическую семью какого-либо Будды (например, Авалокитешвара выступает как эманация Будды Амитабхи и т. д.) и представляет собой активный аспект данного Будды. В мифологии ваджраяны каджому из пяти Будд Созерцания (Дхьянибудд) соответствует определенный бодхисаттва. Таким образом, мифологические бодхисаттвы не всегда проходят путь бодхисаттвы, а скорее являются эманациями Будд. Из мифологических бодхисаттв могут в свою очередь эманировать другие бодхисаттвы и божества (например, Ямантака – из Манджушри).

Высший духовный иерарх Тибета Далай-лама считается воплощением бодхисаттвы Авалокитешвары

(санскрит) Пробужденный. Просветленный. Святой. Термин индийской культуры. Статус бодхисаттвы и практика достижения состояния бодхисаттвы разработаны в буддизме махаяны. Бодхисаттва противопоставляется архату и пратьекабудде, положения о которых были разработаны в раннем буддизме и действуют в современных школах тхеравады (хинаяна). Бодхисаттва, пребывающий в состоянии высшего просветления (ануттара-самьяк-самбодхи?), не уходит в нирвану, чтобы продолжать оказывать помощь людям на пути к спасению. С его помощью каждый может рассчитывать на освобождение. Это сравнивают с камнем, который переплывает реку, лежа в лодке. Главное качество бодхисаттвы — сострадание, великое сострадание (каруна, махакаруна) ко всем живым существам (аю?, айю). Чтобы стать бодхисаттвой, необходимо пройти длинный путь, поднявшись по пятидесяти двум ступеням (бхуми), обретая совершенства (парамита), способствующие переправе «на тот берег», т.е. в нирвану. Обычно упоминаются десять последних ступеней (даша-бхуми?). Адепт должен преодолеть чувственные желания (кама-рага?, камаччхедана?), недоброжелательность (вьяпада?), лень (тхина-миддха?, каушидья?), нетерпение (уддхачча-кукачча?), сомнения (вичикиччха, вичикитса) и др. После смерти тела бодхисаттва пребывает в теле блаженства Будды (самбхогакая?) или в теле Закона (дхармакая), что приравнивается к состоянию абсолюта. Институт бодхисаттвы быстро обрел популярность в различных странах. Бодхисаттвами объявляли императоров, буддийских иерархов, богатых сограждан, поддерживающих монастыри. В японской школе тэндай, чтобы стать бодхисаттвой (махасаттва?), нужно было пройти специальную аттестацию. Бодхисаттвами считаются буддийские учителя Асанга, Нагарджуна и др. Различают три типа Бодхисаттв. Бодхисаттва-царь помогает людям с высоты своего величия. Бодхисаттва-лодочник направляется к нирване вместе с другими («в одной лодке»). Бодхисаттва-пастух уходит в нирвану последним, после того, как «загонит последнюю овцу». Каждый бодхисаттва олицетворяет какое-либо совершенство. Наиболее почитаемы четыре бодхисаттвы, пребывающие в теле (в поле) космического Будды и продолжающие поддерживать людей на пути к освобождению. Бодхисаттва — один из титулов Будды.

Синонимы: Бодхисатта, Бодисатта – (санскрит).

Авалокитешвара. Падмапани. «Наблюдающий за звуками мира». Эманация будды Амитабхи. С ним, также связано направление амидаизма. Авалокитешвара обладает великим состраданием (махакаруна). Из его слезы родилась бодхисаттва-богиня Тара. Его воплощением (тибет. — тулку?, тюльку?) считается тибетский Далай-Лама. Множество голов и рук на изображениях Авалокитешвары свидетельствует о его способности одновременно помогать всем нуждающимся. Женский облик бодхисаттвы в дальневосточном буддизме (Гуань-инь?, Гуань ши инь в Китае, Каннон в Японии) отражает его женский аспект, в котором он помогает всем женщинам, обращающимся к нему с самими интимными проблемами.

Ваджрапани. Разрушитель заблуждений. Изображается в виде гневного божества со скипетром (ваджра?) в руке. Защитник высшего закона. Эманация будды Акшобхьи.

Манджушри (Маньчужшри). Олицетворение высшей мудрости (праджня, праджняпарамита). Персонифицирует всеведение. Покровитель искусств и всех стремящихся к знаниям. Выступает как будда знания. Изображается с книгой и с мечом, символом просвещения, который рассекает тьму неведения. Величественно-прекрасный. Его воплощение — Цонкапа, Цонкаба, основатель школы гелуг (гелукпа?) тибетского буддизма.

Тара. Воплощение богини Шакти. Родившаяся из слезы Авалокитешвары. Почитается не только в буддизме, но и в индуизме, и в джайнизме. Имя Тары входит в титулы и имена других богинь. Изображается с белым, голубым или зеленым телом. Раздутый живот символизирует продолжение рода, воспроизводство. Образ восходит к архетипу великой матери. Тара готова прийти на помощь в любой ситуации и широко почитаема не только женщинами, но и мужчинами. В иконографии присутствуют животные и символы смерти.

Источник: «Популярный словарь по буддизму и близким к нему учениям".




Теги: ,

<