Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Иконы



Изображение: 
Иконы

Иконы (от греч. "изображение") — в христианстве — название живописных изображений Иисуса Христа, Богоматери (см. Мария) и святых, имеющих священный характер и служащих предметом религиозного чествования как образы, которые возводят мысль и чувство молящихся к изображаемому. Как отмечал Н. И. Барсов, в Православной и Римской (Католической) Церквах иконы составляют необходимую принадлежность храма и домашнего культа христианина, как и крест с изображением распятого на нем Иисуса Христа или без Него. Происхождение икон восходит к началу христианства. По преданию, записанному церковным историком Евсевием Кесарийским, сам Иисус Христос дал Свой образ, запечатлевшийся на плате, которым Он утер свое лицо, эдесскому царю Авгарю. По тому же преданию, евангелист Лука, по профессии живописец, оставил после себя несколько икон Божьей Матери. О существовании икон в Церкви в первые три века свидетельствуют упоминания о них Тертуллиана, Минуция Феликса, Климента Александрийского, Мефодия Тирского, Оригена, а также вещественные памятники, найденные в катакомбах, хотя в эти века гонений на христианство христианская иконопись имела по преимуществу символический характер (напр., Иисус Христос изображался в виде пастыря с овцой на плечах и т. п.). Со времени Константина I Великого иконы входят во всеобщее открытое употребление в храмах и домах. Со времени 7-го Вселенского Собора иконы становятся обязательной принадлежностью христианского культа, а также получает обширное развитие иконопись. В более позднее время в Византийской империи (6 и следующие века) мало-помалу устанавливаются общие типы иконописных изображений, а в еще более позднее время на Востоке появляются т. н. иконописные подлинники в качестве руководств для иконописцев, в которых подробно указываются внешние черты каждого святого и его иконописные аксессуары. В Древней Руси иконопись развивалась в строгой зависимости от византийских образцов. Заботясь о соответствии иконописного изображения священному достоинству иконописных предметов, Русская Православная Церковь делала по этому предмету на Стоглавом Соборе (1667—1674), а также в самом начале Синодального периода (1722) особые постановления, которыми вменялось в обязанность допускать до иконописания лишь людей искусных в художестве и отличающихся добрым поведением, предписывалось даже наблюдать за нравственностью иконописцев, а самые иконы писать с древних образцов, "от своего же смышления и по своим догадкам Божества не писать". Позднейшее законодательство ограничивалось общими требованиями, чтобы иконы были писаны искусно и без нарушения священного достоинства иконописных сюжетов, чтобы на них не допускались "изображения, производящие воспламенение нечистых удовольствий" и вообще могущие подать повод к суеверию и соблазну. Запрещаются иконы резные и отливные из металлов (кроме распятий и лепных изображений, устанавливаемых на высоких местах, а также — нагрудных крестов). Иконописное ремесло, а также торговля иконами и крестами, безусловно, запрещается лицам нехристианских исповеданий, не допускается продажа икон с аукциона и передача их кредиторам-иностранцам. [В царской России старообрядцам (см. Старообрядчество) позволялось приписываться к иконописному цеху, но не иначе как с особого разрешения министра внутренних дел. — Ред.] Запрещается делать вещи, употребляемые в житейском быту (напр., печати) со священными изображениями; запрещается выставлять напоказ восковые фигуры Иисуса Христа, Богоматери, а также фигуры, оскорбительные для священного сана. иконы, оглашаемые в народе чудотворными, отбираются в ризницы кафедральных соборов впредь до удостоверения их чудотворности, после чего поставляются для общего чествования в храмах или часовнях. В деревнях священники обязаны наблюдать, чтобы иконы в домах соблюдались в чистоте.

Некоторые иконы имеют особые названия:

Аналойная - икона небольших размеров, предназначенная для возложения в храме на аналой. Запрестольная или выносная - находится непосредственно за престолом, у левого его угла; выносится на крестных ходах.

Местная - так называются иконы Спасителя и Божией Матери, находящиеся, соответственно, справа и слева от Царских врат, а также икона храмового святого или священного события, в честь которого освящен храм, находящаяся рядом с иконой Спасителя (носит еще название храмовой).

Мироточивая - из которой источается или источалось ранее св. миро.

Надвратная - находящаяся над входом в храм или монастырь.

Нательная - икона маленького размера, носимая на груди. Праздничная - изображающая священное событие или святого, в честь которого совершается данная праздничная служба; возлагается на аналое посреди храма.

Семейная - икона, на которой изображены святые небесные покровители всех членов семьи (см. День ангела).

Складная (складень) - состоящая из двух или трех небольших икон, складывающихся друг с другом.

Чудотворная - от которой совершались или совершаются чудеса: исцеления, защита от бедствий, исполнение прошений и т.п.

Явленная - чудесным образом явившаяся или обретенная. Образ, на котором Спаситель или святой изображен по пояс, называется поясным, а по плечи - оплечным.

 

Почитание святых икон

Священные изображения в христианской Церкви имели место уже во времена апостольские. Известно, что город Помпея в Италии был уничтожен извержением вулкана в 79 году по Р. X., т. е. еще в апостольское время. Тем не менее при раскопках в этом городе были обнаружены молитвенные помещения христиан, где имелись настенные изображения, в том числе и изображение Креста. Правда, нельзя однозначно утверждать, что была практика особого почитания и поклонения этим изображениям. Всем известно обвинение православных протестантами в идолопоклонстве именно по причине иконопочитания. При этом обычно ссылаются на соответствующую заповедь Декало-га. Конечно, первоначально им следовало бы доказать, что христианские иконы действительно суть идолы или кумиры, поскольку в греческом языке слова "икона" ("eikon") и "идол" ("eidolon") — это совершенно разные понятия. Против тех, кто не умеет отличать священное изображение от идолов, можно обратить слова ап. Павла: "...как же ты, ...гнушаясь идолов, святотатствуешь?" (Рим. 2, 21-22).

Действительно, в Ветхом Завете существовал запрет на создание и почитание изображений. Это было исторически обусловлено условиями жизни богоизбранного народа, который находился в языческом окружении, но этот запрет и в Ветхом Завете не был безусловным. Например, Моисей по непосредственному указанию Божию изготовил медного змия, и этот змий много веков хранился во Святая Святых Иерусалимского храма. Над Ковчегом Завета, который тоже находился в Святая Святых храма, также по непосредственному указанию Божию были сделаны изображения двух херувимов: "там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедывать чрез тебя сынам Израилевым" (Исх. 25, 22). Таким образом, херувимы и Ковчег Завета были видимым образом невидимого Бога и отношение к этим видимым образам безусловно предполагало благоговейное почитание. В Ветхом Завете описывается случай поражения Озы, который за неблагоговейное прикосновение к Ковчегу Завета был поражен смертью (2 Цар. 6, 7).

Изначально слово "святой" относилось исключительно к Богу, но затем это наименование стало прилагаться не только к Богу, несоизмеримому с тварью, но и ко всему, что имеет к Богу положительное отношение, что напоминает нам о Боге и нас к Нему приближает, например, храм, закон и т. д. Подобного рода предметы требуют благоговейного к себе отношения и могут быть предметами поклонения и почитания. В противном случае вторая заповедь Моисея — "Не сотвори себе кумира..." (Втор. 5, 8) пришла бы в противоречие с четвертой заповедью — "Наблюдай день субботний..." (Втор. 5, 12) и пятой — "Почитай отца твоего и матерь твою..." (Втор. 5, 16). Такое отношение к священным предметам было естественным уже в Ветхом Завете.

Если бы протестанты были последовательными, то они должны были бы записать в язычники, например, пророка Исаию, который говорит: "...и на закон Его будут уповать ..." (Ис. 42, 4) и таким образом предметом религиозного упования объявляет не Бога, а бездушный закон. И тем более царь Давид, который говорит: "...поклонюсь святому храму Твоему..." (Пс. 5, 8), т. е. поклоняется не Самому Богу, а храму, который рассматривался всего лишь как дом Божий. Или "Как люблю я закон Твой!" (Пс. 118, 97), т. е., согласно Давиду, предметом религиозной любви может быть не только Сам Бог, но и все, что связано с Ним и напоминает о Нем.

Несомненно, что предметом почитания и поклонения может быть и человек, высшее творение, созданное по образу и подобию Божию. В Ветхом Завете мы имеем целый ряд примеров поклонения людей друг другу. Например, царь Давид поклонился своим гостям (3 Цар. 1, 47); Авраам кланялся хеттеянам (Быт. 23, 12); "...Братья... поклонились ему (Иосифу. — О.Д.) лицем до земли" (Быт. 42, 6), есть и другие примеры.

В каком смысле мы говорим о поклонении иконам, об их почитании, и можно ли это квалифицировать как идолопоклонство? Прежде всего нужно дать определение того, что есть идолопоклонство, или язычество. Наиболее глубокое определение того, что есть язычество, дает ап. Павел: "Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца..." (Рим. 1, 25). Исходя из этого определения, никак нельзя иконопочитание приравнять к идолопоклонству. Во-первых, иконопочитание не есть почитание кого-то или чего-то вместо Творца, почитание угодников Божиих и их изображений в Церкви всегда совершается в Боге. Во-вторых, это не есть служение, потому что православное богословие и практика иконопочитания строго различают поклонение как всецелое служение (latreia), которое подобает только одному Богу, и поклонение как воздаяние чести (timetike proskynesis), что буквально можно перевести как "почитательное поклонение", которое допустимо по отношению ко всему, что достойно уважения и почитания, и не только по отношению к иконам, но и к мощам, реликвиям, свв. угодникам. Ангелам и т. д. Поэтому иконопочитание и возможно и полезно.

Но иконопочитание — это не только вопрос церковной практики. Оно имеет и догматической, а именно христологический аспект. В таком контексте проблема иконопочитания была поставлена в эпоху иконоборческих споров. До начала иконоборчества Церковь допускала различное отношение к иконам и иконопочитание в Церкви не было повсеместным и строго обязательным. Но после VII Вселенского Собора оно стало обязательным, т. к. именно с этого времени учение об иконопочитании оказалось теснейшим образом связанным с вопросом о Боговоплощении.

Основной вопрос иконоборческих споров — это вопрос о возможности изображения Бога. В Ветхом Завете это было запрещено. Говоря словами ап. Иоанна Богослова, "Бога не видел никто никогда". Такая возможность открылась только в Новом Завете. Евангелист продолжает: "Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Ин. 1, 18), т. е. благодаря Боговоплощению невидимый Бог стал доступен нашему чувственному восприятию. Иконоборцы пытались обосновать невозможность изображения Бога даже в воплощенном состоянии. Главный богослов иконоборчества император Константин V Копроним предлагал православным следующую дилемму: "Что вы изображаете и чему вы поклоняетесь? Если вы пытаетесь изобразить Божество, то это невозможно, поскольку оно по определению неизобразимо. Если вы изображаете и поклоняетесь человечеству, то, во-первых, вы язычники, поскольку поклоняетесь твари, во-вторых, несториане, поскольку рассекаете Христа надвое, отделяя Его человечество от Божества".

Православные отвечали, что аргументы иконоборцев бьют мимо цели и свидетельствуют лишь о монофизитских предпосылках иконоборческой христологической доктрины, потому что православные изображают не Божество и не человечество, а единую богочеловеческую Личность и поклоняются не "чему", не природе, а "кому". Лицу. Честь, воздаваемая образу, переходит к Первообразу. Таким образом, икона есть средство общения с Богом и со святыми.

На иконах мы изображаем Второе Лицо Пресвятой Троицы — Сына Божия в том виде, в каком Он открылся нам в Воплощении. Как известно, все, что видимо, то и описуемо. Если бы Христос был неизобразим, то отсюда следовало бы заключить, что Он во время Своей земной жизни был невидим, тогда и Евангелие было бы невозможно, т. к. оно тоже есть образ Воплощенного Бога, Его словесная икона. Но апостолы учили о том, "...что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни" (1 Ин. 1, 1). Таким образом, иконоборчество ставит под сомнение основной догмат христианства — учение о Боговоплощении, т. е. фактически представляет собой разновидность докетизма (отрицание реальности Боговоплощения). Не случайно один из главных защитников иконопочитания, патриарх Константинопольский Никифор Исповедник, назвал иконоборчество "ересью аграптодокетизма" (от греч. grafo).

VII Вселенский Собор следующим образом сформулировал учение Церкви об иконоиочитании: "Со всяким тщанием и осмотрительностью определяем, чтобы святые честные иконы предлагались для поклонения точно так же, как и изображения Честнаго Животворящаго Креста. Чем чаще при помощи икон они (изображенные на иконах. — О.Д.) делаются предметом нашего созерцания, тем более взирающие на сии иконы побуждаются к воспоминанию о самих первообразах и приобретают более любви к ним. Чествовать их лобызанием и почитательным поклонением, не тем истинным по вере нашей богопочитанием, которое подобает единому Божескому естеству, но почитанием, фимиамом и возжением свечей, ибо честь , воздаваемая образу, переходит к первообразному".

К этому следует добавить, что это общение посредством икон осуществляется и в обратном направлении; не только мы обращаемся к Богу посредством икон, но и Он нам посредством икон отвечает. Через иконы подаются благодатные дары, в том числе и явным образом — через мироточения, чудесные обновления икон, чудесные исцеления. То же самое справедливо и по отношению к иконам Божией Матери и святых.

иерей Олег Давыденков




Теги: , ,

Иконы, Что такое Иконы
<