Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Исход



Изображение: 
Исход

Исход (иврит. букв. — "выход") — в иудаизме и христианстве — 1. Один из ключевых мотивов Священного Писания (см. Танах, Ветхий Завет), связанный как с непосредственным передвижением избранников Бога в географическом пространстве по воле Божьей, например Авраама и других праотцев еврейского народа (см. Тора), так и с духовным движением навстречу Богу. Исход понимается как преодоление внутренней инерции человеческого существования, как духовное обновление. Символика Исхода, являющегося сквозным мотивом прежде всего Торы, или Пятикнижия Моисеева, возможно, связана с самим генезисом монотеистического сознания, ощутившего "выход" из языческого "растворения" в природном пространстве, свою противопоставленность последнему, готовность выйти по зову Бога и "ходить перед Ним" как воля, осознанно отвечающая Его воле. Мотив Исхода, выступающего как формула истинно духовного бытия, реализуется прежде всего в жизнях Авраама, Йицхака [см.] (Исаака), Йаакова [см.] (Иакова), Йосефа [см.] (Иосифа), пророка Моше [см.] (Моисея) и достигает апогея в выходе из "дома рабства" (Египта) всего народа Йисраэля [см.] (Израиля). См. также Тора, Авраам, Моше.

2. Исход из Египта (Йециат Мицраим) — одно из центральных событий еврейской истории (Священной истории), описанное в Торе, в Сэфер Шемот (см. Шемот), или Книге Исхода (см. ниже), и ставшее решающим фактором как в становлении еврейского национально-религиозного сознания, религиозных институтов иудаизма, так и монотеизма в целом. Согласно Торе, Исход стал завершением цепи событий: продажа сына Йаакова, Йосефа, в рабство его братьями (см. Двенадцать сыновей Йаакова); страдания Йосефа в Египте, а затем его возвышение в качестве хлебодара; переселение из-за голода Йаакова с остальными сыновьями из Ханаана в Египет по приглашению Йосефа; обращение потомков Йаакова в рабство, длившееся четыреста лет; наконец — Исход евреев из рабства под водительством пророка Моше и его брата Аарона, дарование Торы у подножья Синая (см. Тора) и приход после сорокалетнего блуждания в пустыне в Землю Обетованную. Все это составляет основной сюжет Торы, начиная с Книги Исход (см. подробнее Тора). Одна из сложнейших проблем современной библеистики и еврейской истории — проблема исторической достоверности событий Исхода. Единственным источником, описывающим это событие, является библейский текст, и уже в эллинистической литературе Египта эпохи Птолемеев некоторые историки (Манефон, Лисимах Александрийский) пытались представить Исход как изгнание гиксосов или прокаженных из Египта. В 19 в. школа "библейской критики", и в первую очередь Ю. Велльхаузен, отрицает историчность Исхода. Однако большинство современных библеистов признают, что в основе событий, описанных в Книге Исхода и последующих книгах Торы, лежат исторические факты, преломленные через мифопоэтическое сознание, что все более полно подтверждается библейской археологией и египтологией. Так, на многих рельефах 2 тыс. до н. э. изображены племена семитского типа, прибывающие в Египет, а также семиты, работающие под надзором надсмотрщиков на строительстве и производстве кирпича (ср. Исх 1). Библейский текст указывает, что многие израильтяне работали на строительстве городов Питом (Пифом) и Раамсес (Исх 1:11). Современные историки отождествляют их с городами Пер-Атум и Пер-Рамсес, построенными при Рамсесе II, правившем в первой половине 13 в. до н. э. Египетские источники упоминают о чужеземных рабах, занятых на царских работах, — апиру; это название является, по мнению ученых, искаженным хабиру, в свою очередь тождественном самоназванию евреев — иврим (см. Еврей). Исходя из этого, большинство исследователей отождествляют фараона (паро), обратившего потомков Иакова-Израиля в рабство, с Рамсесом II. Однако в Книге Исхода сообщается о смерти этого фараона (Исх 2:23). Это побудило некоторых исследователей предположить, что Исход произошел при сыне Рамсеса Мернепта (Мернептахе) или, если Исход совершился при Рамсесе, само обращение в рабство относится к правлению его отца Сети I. Одна из гипотез относит Исход к 14 в. до н. э., ко времени правления Аменхотепа IV, или Эхнатона. Однако большинство исследователей полагают, что Исход следует отнести к 13 в. до н. э. Археологические данные свидетельствуют, что он произошел ок. 1270 до н. э., что подтверждается надписью на стеле Мернепта, где в перечне царств и народов, покоренных этим фараоном в Азии, сказано: "Израиль опустошен и семя его уничтожено". Стелла датируется 13 в. до н. э. и свидетельствует, что израильтяне к этому времени уже находились в Ханаане, но еще не создали там своего государства (в надписи Израиль изображен иероглифом, обозначающим не страну, а именно народ). Кратчайшим путем из Египта в Ханаан был путь вдоль побережья Средиземного моря — "дорога земли Филистимской". Однако в Торе сказано, что Бог повел народ Израиля не этой дорогой, "потому что она близка" (Исх 13:17), но более трудным и долгим путем, что интерпретируется как необходимость долгой духовной работы на пути к подлинной свободе. Египетская надпись времени правления Сети I свидетельствует, что вдоль приморской дороги были расположены египетские гарнизоны, контролировавшие путь между Египтом и Ханааном. Согласно Торе, израильтяне, покинув землю Гошен (Гесем) в дельте Нила, перешли море и шли через пустыню Шур (Сур). Расположившись станом в Рефидим, они сразились с амалекитянами (см. Амалек), а затем направились к горе Синай, с которой связано Синайское Откровение — заключение Завета, или Союза (см. Берит), между Богом и народом Израиля, зримым знаком которого являются Скрижали Завета с Десятью Заповедями. Далее сыны Йисраэля двигались через пустыню Паран (Фаран) к Кадешу (Кадису) — Кадеш Барнеа, а оттуда — к Моаву; остановившись на некоторое время у горы Ѓор, они вышли к границе Эдома, обошли Эдом и Моав, проникли в Башан (Васан), а затем повернули к югу, на плато Моав, подойдя к границе Земли Обетованной. Исследователи выдвигают три основные гипотезы, касающиеся возможного маршрута пути израильтян и идентификации упоминаемых в Торе мест, особенно Ям-Суф — Тростникового моря, которое перешли сыны Израилевы, а также горы Синай. Так называемая гипотеза северного пути утверждает, что, выйдя из Питома и Раамсеса, израильтяне повернули на северо-восток, в сторону средиземноморского побережья. В таком случае Ям-Суф — одна из лагун в северной части современного Суэцкого канала (вокруг этих лагун растет тростник и дуют сильные ветры; ср. Исх 14:21). Затем они повернули на юго-восток, к Кадеш Барнеа, в районе современной Кусеймы. В таком случае г. Синай совпадает с Джабал ал-Халал к западу от Кадеш Барнеа. Согласно гипотезе центрального пути, израильтяне двигались от Гошена на юго-восток; тогда Ям-Суф — Горькие озера между Суэцким заливом и дельтой Нила. Затем они повернули юг, к восточному побережью Суэцкого залива, а оттуда — на северо-восток к Кадеш Барнеа. Тогда г. Синай должна быть идентифицирована с Джабал Синн Бишр в 50 км к юго-востоку от современного города Суэц или с Джабал Яаллак к юго-западу от Бир ал-Хасана. Гипотеза южного пути отождествляет Тростниковое море с Суэцким заливом, где разница уровня воды между приливом и отливом может достигать двух метров. Перейдя залив, израильтяне последовали на юг вдоль восточного побережья Суэцкого залива. Тогда г. Синай должна находиться в южной части Синайской пустыни, что соответствует христианской традиции, отождествляющей г. Синай с Джабал Сирбал, Джабал Катарина или Джабал Муса.

В иудейской традиции Исход является формообразующим моментом всей истории народа и основой всего законодательства Торы: только в контексте Исхода осмысливается нерушимый Завет между Богом и избранным народом, преодолевающим рабство и обретающим свободу для особой духовной миссии — служения Богу и осуществления Его замыслов, касающихся истрии всего человечества. Не случайно первые слова в Декалоге гласят: "Я, Господь, Бог Твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (Исх 20:2; Втор 5:6). Тора подчеркивает, что не национально-племенное божество, но Бог всей Вселенной избирает "малочисленный из всех народов" (Втор 7:7) и обещает вернуть ему землю, завещанную его праотцам, и что это событие не имеет аналогов в истории: "Ибо спроси у времен прежних, бывших прежде тебя, с того дня, в который сотворил Бог человека на земле, и от края неба до края неба: бывало ли что-нибудь такое, как сие великое дело, или слыхано ли подобное сему?" (Втор 4:32). Беспримерность этого события и определяет особый статус еврейского народа, который клянется в вечной верности Богу в ответ на Его предложение верности и любви, обещает выполнять заповеди и предписания, в корне отличающие его образ жизни от образа жизни языческих народов, и тем самым становится "народом святым", народом Божьим. Стоя на границе Земли Обетованной, Моше, священники (см. Коѓэн) и левиты провозглашают: "Внимай и слушай, Израиль: в день сей ты сделался народом Господа, Бога Твоего" (Втор 27:9). Как явствует из текста, речь идет именно о том, что Израиль становится не одним из многочисленных ханаанейских или арамейских городов-царств, не державой, как Египет или Вавилон, а именно народом, объединенным стремлением жить по заповедям, данным Богом. При этом Тора подчеркивает, что отныне Исход станет личным переживанием каждого еврея, из поколение в поколение; Моше говорит народу по велению Бога: "Не с вами только одними я поставляю сей Завет и сей клятвенный договор, // Но и с теми, которые сегодня здесь с нами стоят пред лицем Господа, Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня" (Втор 29:14—15). Именно поэтому, ежегодно празднуя Песах — праздник, установленный в честь Исхода, евреи интерпретируют его как праздник их собственного выхода к свободе — внешней и внутренней (см. Песах, Аггада Пасхальная). Не случайно в Мишне, древнейшей части Талмуда, сказано: "Во всяком поколении обязан человек рассматривать себя так, как будто он сам вышел из Египта" (Песахим 10:5). Таким образом, Исход перманентно определяет существование еврейского народа, его религиозное и национальное сознание. Память об Исходе пронизывает годовой жизненный цикл в иудаизме: все сезонные праздники — Песах (праздник весны), Шавуот [см.] (праздник жатвы и принесения в Храм [см.] жертвы [см.; см. также Жертвоприношение] из первых плодов урожая), Суккот [см.] (праздник осеннего урожая) — уже в Торе связываются с Исходом. Памятью о египетском рабстве и Исходе мотивируется также необходимость социальной справедливости, распространяющейся на рабов и пришельцев, соблюдения заповедей милосердия, заботы о вдовах и сиротах, сам отдых в Субботу (см. Шаббат), ибо в рабстве народ не знал отдыха. Каждый раз эти заповеди и законы сопровождаются напоминанием: "И помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда..." (Втор 5:15). Именно об Исходе заповедано рассказывать сыновьям, т. е. потомкам, чтобы они могли понять, откуда взялись законы Торы и почему их нужно исполнять: "Когда спросит тебя сын твой в будущем, говоря: "Что это за откровения и уставы и законы, которые заповедал вам Господь, Бог ваш?", // То скажи сыну твоему: "Рабами были мы у Паро в Египте, и вывел нас Господь из Египта рукою крепкою..." (Исх 6:20—21; перевод Д. Йосифона). Этот наказ прямо осуществляется в пасхальном седере (см.; см. также Песах, Аггада Пасхальная).

Исход становится отправной точкой размышлений пророков (см. Пророков Книги), которые, провидя будущие катастрофы, страдания, изгнания народа, предрекают и новый Исход — как в историческом, так и в эсхатологическом смысле. Так, первый "письменный" пророк — Амос (см. Пророков Книги) — "И возвращу из плена народ Мой, Израиля, и застроят опустевшие города, и поселятся в них..." (Ам 9:14). Пророк Йирмеяѓу [см.] (Иеремия), размышляя о новом Завете (Берит ѓа-хадаша) между Богом и народом Израиля, который будет заключен в грядущем, видит этот момент как повторение Исхода в истории народа: "Посему вот, приходят дни, говорит Господь, когда не будут уже говорить: "жив Господь, Который вывел сынов Израилевых из земли Египетской"; // Но: "жив Господь, Который вывел сынов Израилевых из земли северной и из всех земель, в которые изгнал их"; ибо возвращу их в землю их, которую Я дал отцам их" (Иер 16:14—15). Как осуществление этих слов был воспринят новый Исход — возвращение из Вавилонского пленения в 538 и 458 до н. э. (см. Танах), а через двадцать пять столетий — возвращение из "Северной страны", из Европы (не случайно в период нелегальной иммиграции евреев в Палестину, находившуюся под мандатом Великобритании, одно из судов, пытавшихся прорваться сквозь блокаду английского флота, именовалось "Йециат Эйропа" — "Исход из Европы", а борьба советских евреев за репатриацию велась под лозунгом, повторявшим слова Бога, сказанные пророком Моше египетскому фараону: "Отпусти народ Мой..."). На основании наказа Торы — "...чтобы помнил ты день Исхода твоего из земли Египетской во все дни жизни твоей" (Втор 16:3; перевод Д. Йосифона) — законоучители Талмуда включили напоминание об Исходе во многие места литургии: в состав молитвы "Шма", в благодарственную молитву после трапезы (см. Биркат ѓа-мазон), в субботний и праздничный Киддуш. См. также Тора, Моше, Песах, Аггада Пасхальная.

3. Название в Славянской Библии второй из пяти книг Торы — Шемот, являющееся калькой ее названия в Септуагинте: Exodos (греч. "выход") — по первому слову греческого перевода: "Исход сынов Израилевых из Египта"; отсюда и лат. Exodus в Вульгате, а также названия в других языках (напр., нем. и англ. Exodus). В средневековых еврейских источниках также встречается название Сэфер Йециат Мицраим — Книга Исхода из Египта. См. подробнее Шемот, Тора.

Г. В. Синило


Автор: , ,

Исход, Что такое Исход
<