Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Избранный народ



Изображение: 
Избранный народ

Избранный народ — в иудаизме и христианской Библии, основу которой составила Библия еврейская (см. Танах, Ветхий Завет), — обозначение еврейского народа (см. Еврей), или народа Израиля (см. Йисраэль), отражающее его особые отношения с Богом. Представление о народе Израиля как избранный народ является одной из центральных концепций Торы, всего Танаха и иудаизма в целом. Идея избранного народа и ее смысловое наполнение последовательно вытекает из представления о Едином Боге как Боге всего мира, Который не удовлетворяется полнотой обладания им, но ищет в человеке Своего партнера по диалогу и творимой совместными усилиями истории. Один из парадоксов, открытых иудаизмом на древнем этапе его развития (см. Иудаизм, Танах, Тора), — парадокс личностного восприятия Абсолюта, Бога как живой Личности, которая, обещая любовь и верность человеку, нуждается в его ответной любви и верности. Отсюда проистекает идея Союза, или Завета (см. Берит), между Богом и человеком, а также необходимость для Бога избранников, которые добровольно откликнутся на Его зов. Таким избранником становится праотец еврейского народа Авраам, но сам Завет с ним интерпретируется как очередная попытка и очередная надежда Бога продолжить осмысленный диалог с человечеством и создать народ, который был бы своего рода "инструментом" осуществления Божьего замысла относительно всей человеческой истории. Поэтому накануне Синайского Откровения и дарования Торы народу Израиля, а тем самым и заключения с ним Завета, ему через пророка Моше, или Моисея, переданы слова Бога: "Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать Завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов: ибо Моя вся земля; // А вы будете у Меня царством священников и народом святым" (Исх 19:5—6; здесь и далее — Синодальный перевод). Таким образом, библейский текст подчеркивает, что, несмотря на то, что Всевышний является Богом всего мира, Он является Богом Израиля — в том смысле, что через этот народ раскрывает Себя с наибольшей полнотой, ставя перед ним особую религиозно-этическую задачу: быть проводником Божьей воли, эталоном преданности Богу и морального совершенства для других народов. При этом избрание народа Израиля не мотивируется в Библии какими-либо заслугами или отличительными достоинствами этого народа, но объясняется только доверием и любовью к нему Бога, а также Его памятью о преданности и любви к Нему праотцев еврейского народа и данном им Обетовании (см. Авраам, Тора): "Ибо ты народ святый у Господа, Бога твоего; тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле. // Не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас; ибо вы были малочисленнее всех народов; // Но потому, что любит вас Господь, и для того, чтобы сохранить клятву, которою Он клялся отцам вашим..." (Втор 7:6—8); "Вот у Господа, Бога твоего, небо и небеса небес, земля и все, что на ней; // Но только отцов твоих принял Господь и возлюбил их, и избрал вас, семя их после них, из всех народов..." (Втор 10:14—15; ср. также Втор 14:2; 32:8—9; 1 Цар 8:53). Впоследствии законоучители Талмуда высказывали мнение о том, что Бог избрал потомков Авраама за их высокие моральные достоинства, которые особенно проявились в верности Богу в страданиях в рабстве Египетском (Беца 32б; Йевамот 79а). Они также отмечали, что Израиль был избран за свою готовность принять Тору со всеми ее трудными заповедями (см. Мицвот), в отличие от других народов, которым Всевышний также предлагал Тору, но они, испугавшись такого количества обязанностей и ответственности, отказались (Авода Зара 2б—3а; Бемидбар Рабба 14:10 и др.). Уже в тексте Торы подчеркивается, что избрание, как и принятие Торы, — акт добровольный со стороны народа Израиля (идея свободы воли логически вытекает из самой идеи Союза), ведь сказано: "Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать Завет Мой..." Само это "если" предполагает свободный выбор. Далее в Книге Йеѓошуа бин Нуна (см. Пророки), или Иисуса Навина, говорится, что не только Бог избрал Израиля, но и Израиль избрал себе Бога: "Иисус сказал народу: вы свидетели о себе, что вы избрали себе Господа — служить Ему? Они отвечали: свидетели" (Иис Н 24:22). Изначально идея избранного народа связывается с его высочайшей ответственностью перед Богом; о ней каждый раз напоминается в связи с требованием народа исполнять заповеди Божьи, не следовать языческим обычаям, быть примером служения Единому Богу и прославления Его и освящения Его Имени перед лицом других народов. Господь неоднократно говорит о том, что от соблюдения заповедей и морального совершенства зависит благополучие или неблагополучие избранного народа, его расцвет или страшные страдания вплоть до почти полного уничтожения, однако совершенно исключается мысль об отвержении Им Своего народа: "...И тогда как они будут в земле врагов их, — Я не презрю их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтоб разрушить Завет Мой с ними; ибо Я Господь, Бог их" (Лев 26:44). Мысль об особой ответственности избранный народ является одной из ключевых в концепции "письменных" пророков. С особенной четкостью она сформулирована пророком Амосом (см. Пророков Книги): "Только вас признал Я из всех племен земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши" (Ам 3:2). Пророки подчеркивали универсальную миссию избранного народа, который должен послужить грядущей славе Господа, признанию Его всеми народами и спасению всего человечества: "Ты раб Мой, Израиль, в тебе Я прославлюсь. ...Я сделаю тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли" (Ис 49:3, 6); "И пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям; и будем ходить по стезям Его. Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима" (Ис 2:3; ср. Мих 4:1—3); "Так говорит Господь Саваоф: будет в те дни, возьмутся десять человек из всех разноязычных народов, возьмутся за полу Иудея и буду говорить: мы пойдем с тобою, ибо мы слышали, что с вами — Бог" (Зах 8:23). Пророки говорили о необходимости принять все страдания, выпавшие на долю избранного народа как справедливое наказание Божье и вместе с тем напоминали о неизменной любви и милосердии Бога к Своему народу: "Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать. // Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши. // Ты явишь верность Иакову, милость Аврааму, которую с клятвою обещал отцам нашим от дней первых" (Мих 7:18—20). Согласно Талмуду, любовь Бога к Израилю выражается в том, что Божественное Присутствие (см. Шехина) сопровождает избранный народ, когда он вынужден уйти из Земли Обетованной и пребывает в изгнании (см. Галут). В еврейской литургии связь между идеей избранного народа и его ролью как хранителя Слова Божьего — Торы — выражается в первой бенедикции (см. Браха), произносимой членом общины, вызванным к чтению Торы: "Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, который избрал нас из всех народов и дал нам Свою Тору". Идее избранности народа Израиля посвящен трактат Йеѓуды ѓа-Леви "Сэфер ѓа-кузари" ("Книга хазара"), в которой говорится об особом религиозном (пророческом) даре избранного народа и о том, что его судьбой управляет Божественное Провидение (см. Ѓанѓаха).

Идею богоизбранности восприняла и трансформировала Христианская Церковь (см.; см. также Христианство). Согласно христианской концепции, установившейся в эпоху Средневековья, миссия Израиля как избранного народа закончилась с рождением из его среды Иисуса Христа; "Израиль во плоти", т. е. еврейский народ, отвергнут Богом, а "истинным Израилем", "Израилем во духе", является Христианская Церковь. Отказ евреев принять эту концепцию служил обоснованием антисемитизма как в Средние века, так и позднее. Только в 20 в., после перенесенного еврейским народом нацистского геноцида и сохранения им веры вопреки всем страданиям, христианские теологи задумались над словами "апостола язычников" Павла о том, что иудеи, даже не принявшие Христа, суть "в отношении к избранию возлюбленные Божии ради отцев. Ибо дары и призвание Божие непреложны" (Рим 11:28—29); "Итак спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак" (Рим 11:1). Опираясь на эти слова апостола, II Ватиканский Собор записал в "Декларации об отношении Церкви к нехристианским религиям" (1967): "Исследуя тайну Церкви, Священный Собор памятует об узах, соединяющих духовно народ Нового Завета с потомством Авраама... Церковь не может забыть, что она приняла Откровение Ветхого Завета через народ, с которым Бог, по Своей неизреченной милости, соизволил заключить древний Союз... <...>...по Апостолу, иудеи и доныне остаются, ради отцов, возлюбленными Богом, чьи дары и призвания непреложны".

Идея избранного народа стала в антисемитской пропаганде источником обвинений еврейского народа и даже самой Библии в "расизме". Однако подобный подход безоснователен и вульгарен, ибо расизм во всех его проявлениях — лишь зловещая пародия на библейскую идею избранности, не имеющую с расизмом ничего общего. Во-первых, Библия, как и базирующиеся на ней иудаизм и христианство, исходит из представления о единстве человеческого рода, о происхождении всех народов от одних прародителей (см. Тора), о равенстве всех народов перед Богом (особенно отчетливо эта идея развернута в пророческих книгах). Еврейская идея избранного народа имеет только религиозно-духовный смысл и не несет в себе ничего, связанного с "кровью и почвой". С точки зрения белого расиста, чернокожий никогда не может войти в сообщество белых (равно и наоборот); с точки зрения нациста-"арийца", негр, еврей или цыган по определению не может приобщиться к "избранным" — из-за цвета кожи и крови (даже если она на четверть "еврейская" или какая-либо другая "неарийская"), но с точки зрения иудаизма, человек с любым цветом кожи, любого происхождения может войти в состав избранного народа. Прозелиты всегда рассматривались в иудейской традиции как органичная часть еврейского народа.

Большое внимание идее избранного народа уделяли многие еврейские и европейские мыслители, интерпретируя ее как особую историческую миссию и духовное призвание еврейского народа. Так, М. Мендельсон утверждал, что Синайское Откровение выделило евреев из других народов и что они (евреи) должны оставаться носителями и хранителями этого Откровения. Об особой миссии евреев как избранного народа, связанной с открытием Единобожия и смысла истории, писали Н. Бердяев и А. Мень. О призвании еврейства учить человечество на своем опыте преодолению раздвоенности и обретению целостности в Боге писал М. Бубер: "Еврейство создало когда-то великий символ внутренней раздвоенности, полярность добра и зла — понятие греха; но оно снова и снова учило преодолению этой раздвоенности: в Боге, в Том, Кто, как сказано в Псалме, есть милость и спасение... ...главным значением еврейства для человечества остается то, что именно он наиболее ясно осознает первичную раздвоенность в глубине своего существа и, понимая и запечатлевая ее, как никто другой благовествует о мире, в котором ее не будет: мире Божием, который может осуществиться и в жизни одного человека, и в жизни множества, — мире единства" ("Еврейство и человечество"). Древние слова пророка Йешаяѓу, или Исаии, об Израиле как "светоче народов" (или "светоче для народов") оживают в размышлениях Э. Левинаса об иудаизме как вызове антигуманизму и предельному эгоизму, как воплощении идеи ответственности каждого человека и сообщества людей перед другими людьми и историей. По Левинасу, иудаизм с идеей избранного народа — "крайний гуманизм Бога, Который требует многого от человека".

См. также Иудаизм, Еврей, Берит, Тора, Пророков Книги, Машиах.

Г. В. Синило




Теги: ,

<