Христианство Иудаизм Синтоизм Буддизм Сикхизм Древнеегипетский символ Конфуцианство Индуизм Даосизм Зороастризм Ислам Джайнизм

Контрреформация



Изображение: 
Контрреформация

Контрреформация — идейное возрождение и организационная активизация внутри католичества в период после открытия Тридентского Собора (1545), целью которых стало противостояние протестантской Реформации. Частично Католическая Церковь противодействовала Реформации, реформируя себя изнутри, чтобы лишить почвы протестантскую критику. В этом смысле движение было в равной степени и реформацией Римско-Католической Церкви, и реакцией на протестантскую Реформацию. Тридентский Собор, наиболее значительное событие периода контрреформации, прояснил католическое учение по ряду спорных вопросов и провел крайне необходимые реформы, касающиеся поведения духовенства, церковной дисциплины, религиозного образования и миссионерской деятельности. Этому движению способствовала реформация многих старых религиозных орденов и учреждением новых (например, ордена иезуитов — см.). В результате контрреформации многие злоупотребления, которые первоначально являлись основанием для требований Реформации со стороны как гуманистов, так и протестантов были сняты. Однако на новом этапе Протестантская Реформация достигла той точки, после которой простое исправление злоупотреблений и нарушений было уже недостаточным: существенным аспектом протестантско-католических споров стали уже требования реформировать доктрину, религиозную идеологию, Церковь. Католическая Церковь должна была дать официальный и определенный ответ Лютеру. К 1540 имя Лютера приобрело известность во всей Европе. Его сочинения читались и усваивались с различной степенью энтузиазма даже в самых высоких церковных кругах в Италии. В связи с этим было необходимо каким-либо образом отреагировать на их появление. Тридентский Собор начал долгий процесс формулировки всеобъемлющего ответа Лютеру. Одно из первых мест в его повестке дня занимала доктрина оправдания. Шестое заседание Тридентского Собора завершилось 13 января 1547. Наиболее существенный результат этого заседания — Тридентский Декрет об оправдании — является, вероятно, самым значительным достижением этого собора. Его шестнадцать глав со значительной степенью ясности изложили Римско-Католическое учение об оправдании. Тридцать три канона осудили конкретные точки зрения, принадлежащие оппонентам Католической Церкви, в том числе и Лютеру. Собор не осознал угрозу, которую представляли для Католической Церкви взгляды Кальвина, и направил основной удар своей критики против взглядов Лютера. Тридентскую критику доктрины Лютера об оправдании можно разделить на четыре основных раздела: 1. Природа оправдания. 2. Природа оправдывающей праведности. 3. Природа оправдывающий веры. 4. Уверение в спасении.

1) Природа оправдания. В ранние годы, около 1515—1519, Лютер склонялся к тому, чтобы понимать оправдание как процесс становления, в котором грешник, благодаря процессу внутреннего обновления, постепенно уподоблялся Иисусу Христу. Предложенная Лютером аналогия с больным человеком, находящимся под искусным врачебным надзором, указывает на его понимание оправдания, как это изложено в его лекциях о "Послании к Римлянам" 1515—1516: "оправдание является становлением". Однако в своих поздних сочинениях, относящихся к середине 1530-х и далее, вероятно, находясь под влиянием более "судейского" подхода Меланхтона к оправданию, Лютер стал рассматривать оправдание как процесс объявления праведным, а не становления праведным. Постепенно он стал рассматривать оправдание как событие, которое дополнялось отчетливым процессом перерождения и внутреннего обновления под действием Святого Духа. Оправдание изменяло внешний статус грешника в глазах Божьих, а перерождение меняло внутреннюю природу грешника. Тридентский Собор высказался против этого взгляда и энергично защищал идею, первоначально ассоциируемую с именем Августина, о том, что оправдание является процессом перерождения и обновления человеческой природы, сопровождающимся изменением как внешнего статуса, так и внутренней природы грешника: "Оправдание грешника можно кратко определить, как переход из состояния, в котором человек рождается как дитя первого Адама, в состояние благодати и усыновления в число сынов Божьих через Второго Адама, Спасителя нашего Иисуса Христа. Согласно Евангелию, этот переход не может произойти иначе как через очищающее перерождение или желания этого, как написано: "... если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие" (Иоан 3:5). Таким образом, было зафиксировано, что оправдание включает в себя идею о перерождении. Это краткое утверждение было дополнено в седьмой главе, которая подчеркивала, что оправдание есть "не только отпущение грехов, но и освящение и обновление внутренней личности через добровольное принятие благодати и даров, посредством которых неправедный человек становится праведным". Эта мысль была проведена далее через канон 11, который осуждает всякого, кто учит, что оправдание происходит "либо исключительно накладыванием праведности Христа" либо "отпущением грехов, исключая благодать и милость... либо, что благодать, которой мы оправдываемся, является лишь доброй волей Божией". Оправдание близко связано с таинствами крещения и покаяния. Грешник первоначально оправдывается через крещение; однако, ввиду греха, это оправдание может быть отменено. Тем не менее, как об этом было сказано в четырнадцатой главе, оно может быть возобновлено через покаяние: "Те, кто из-за греха потеряли полученную благодать оправдания, могут быть вновь оправданы, когда под водительством Божиим они прилагают усилия, чтобы через таинство покаяния вновь, по заслугам Христа, получить потерянную благодать. Этот способ оправдания является восстановлением тех, кто впал в грех. Святые отцы правильно называли его "второй опорой после потери благодати". Ибо Иисус Христос установил таинство покаяния ради тех, кто впал в грех после крещения... Таким образом, покаяние христианина после впадения в грех сильно отличается от крещения". Таким образом Тридентский Собор сохранил средневековую традицию, восходящую к Августину, согласно которой оправдание включало как событие, так и процесс — событие объявления праведным через дела Христа и процесс становления праведным через внутреннее действие Святого Духа. Такие реформаторы, как Меланхтон и Кальвин, различали эти два момента, рассматривая термин "оправдание" как относящийся только к событию объявления праведным; сопровождающий его процесс внутреннего обновления (который назывался "освящение" или "перерождение") они считали автономным с богословской точки зрения.

2) Природа оправдывающей праведности. Лютер подчеркивал, что грешники не имеют в себе праведности. Они не имеют ничего, что могло бы рассматриваться как основание для милостивого решения Божьего об их оправдании. Лютеровская доктрина о "чуждой праведности Христовой" указывала, что праведность, которая оправдывает грешников, находится вне их. Она накладывается, а не прививается; она является внешней, а не внутренней. Ранние критики Реформации, следуя Августину, утверждали, что грешники оправдываются на основании внутренней праведности, милостиво вкладываемой в личность Богом. Эта праведность дается как милость; ее нельзя заслужить. Однако, утверждали они, внутри людей должно было быть нечто, что позволило бы Богу оправдать их. Лютер отвергал эту идею. Если Бог решил кого-то оправдать, Он может сделать это непосредственно, а не через промежуточный дар праведности. Тридентский Собор упорно отстаивал августинианскую идею об оправдании на основании внутренней праведности. Об этом совершенно ясно было сказано в седьмой главе: "Единственной формальной причиной (оправдания) является праведность Божия — не праведность, по которой Он Сам является праведным, а праведность, которой Он делает праведными нас, так что мы наделяемся ею, мы обновляемся духом ума нашего (Еф 4:23) и не только считаемся праведными, но являемся таковыми в реальности... Никто не может быть праведным, если Бог не сообщит ему или ей страстных заслуг Господа нашего Иисуса Христа, и это происходит в оправдание грешника". Тридентский Собор таким образом утверждает, что прямой причиной оправдания является праведность, которой Бог милостиво наделяет нас, в отличие от "действительной причины" (Бога) или "причины заслуг" (Иисуса Христа). Значимым в таком контексте оказалось использование определения "единственной". Одним из наиболее известных предложений по достижению согласия между Католической Церковью и протестантизмом во время Регенсбургского диспута (известного как Ратисбон), состоявшегося в 1541, было признание двух причин оправдания: внешней праведности (протестантская позиция) и внутренней праведности (католическая позиция). Этот компромисс, казалось, содержал в себе некоторые скрытые возможности. Однако Тридентский Собор не уделил ему внимания. Определение "единственной" было использовано намеренно, в целях исключения мысли о том, что таких причин может быть больше одной. Единственной прямой причиной оправдания является внутренний дар праведности.

3) Природа оправдывающей веры. Доктрина Лютера об оправдании одной верой была подвержена суровой критике. Отрицая идею о том, что "оправдывающая вера является ничем иным, как уверенностью в милосердии Божием, которая отпускает грехи ради Христа", двенадцатый канон осудил центральный аспект лютеровского понимания оправдывающей веры. Частично это отрицание лютеровской доктрины об оправдании отражает двусмысленность термина "оправдание". Тридентский Собор был встревожен тем, что кто-то может поверить, будто он может быть оправдан — в его понимании слова — верой без необходимости послушания и духовного обновления. Собор, истолковывая "оправдание" как начало христианской жизни, ее продолжение и развитие, полагал, что Лютер имел в виду, что простое доверие Богу (без необходимости изменения и обновления грешника Богом) было основанием всей христианской жизни. На самом деле Лютер, по убеждению подавляющего большинства современных теологов, не имел в виду ничего подобного. Он утверждал, что христианская жизнь начиналась через веру и только веру; добрые дела следовали за оправданием, а не вызывали оправдание. Тридентский Собор был вполне готов признать, что христианская жизнь начиналась через веру, приближаясь, таким образом, вплотную к лютеровской позиции. Как объявлено в восьмой главе Декрета об оправдании: "Мы утверждаем, что оправдываемся верой, ибо вера является началом человеческого спасения, основанием и корнем всего оправдания, без которой нельзя получить милости Божией".

4) Уверение в спасении. Лютер, как и другие реформаторы, считал: можно быть уверенным в своем спасении. Спасение было основано на верности Божьей Своим милостивым обещаниям; неуверенность в спасении оборачивалась сомнением в надежности Божьей. Однако это не следует рассматривать как безраздельную уверенность в Боге, неподверженную сомнениям. Вера не равнозначна уверенности; хотя богословское основание христианской веры может быть вполне надежным, человеческое восприятие этого основания может колебаться. Этот вопрос был ясно разрешен Кальвином: "Мы дадим правильное определение веры, если скажем, что она является прочным и определенным знанием о Божественной благосклонности к нам, которое основано на истине милостивого обещания Бога во Христе и открывается нашему разуму и запечатывается в наших сердцах Святым Духом". Согласно Кальвину, "когда мы подчеркиваем, что вера должна быть определенной и уверенной, мы не подразумеваем определенности без сомнений или уверенности без беспокойства. Напротив, мы утверждаем, что верующие ведут постоянную борьбу со своим недостатком веры и не обладают спокойной совестью, не нарушаемой беспокойством. С другой стороны, мы отрицаем, что их уверенность в Божественном милосердии может быть нарушена каким бы то ни было беспокойством". Тридентский Собор рассматривал доктрину реформаторов об уверении со значительным скептицизмом. Девятая глава Декрета об оправдании, озаглавленная "Против тщетной уверенности еретиков", подвергла суровой критике "безбожную уверенность" реформаторов. Согласно этой главе, хотя никто не должен сомневаться в благости и щедрости Божьей, реформаторы серьезно заблуждаются, утверждая, что "никто не может быть очищен от грехов и оправдан без уверенности, что они очищены и оправданы, а очищение и оправдание является следствием именно одной этой веры". Тридентский Собор настаивал, что "никто не может знать с определенностью веры, не подверженной ошибкам, получили ли они благодать Божию или нет". Тридентский Собор считал, что реформаторы делали человеческую уверенность или дерзость основанием для оправдания, так что это оправдание основывалось на подверженном ошибкам человеческом убеждении, а не на благодати Божьей. Однако реформаторы считали, что они подчеркивают, что оправдание основывается на обещаниях Божьих; отсутствие твердой веры в эти обещания было равносильно сомнению в надежности Божьей.

Тридентский Собор также мощно отреагировал и на то, что он посчитал протестантской безответственностью в отношении вопросов авторитета и толкования Писания. Четвертая сессия собора, закончившая свои заседания 8 апреля 1546, изложила следующие возражения против протестантской позиции:

1. Писание не может рассматриваться как единственный источник откровения. Предание является жизненным его приложением, которое протестанты безответственно отвергают. "Все спасительные истины и правила поведения... содержатся в письменных книгах и устных преданиях, полученных из уст Самого Христа или Его апостолов".

2. Тридентский Собор постановил, что протестантские списки канонических книг являются ущербными и опубликовал полный список книг, которые он признавал авторитетными. Этот список включал все книги, отвергнутые протестантскими авторами как апокрифические.

3. Перевод Писания Вульгата был признан надежным и авторитетным. Собор объявил, что "старая латинская Вульгата, которой пользовались в течение многих веков, утверждена Церковью, и ее следует отстаивать как подлинную во время общественных лекций, диспутов, проповедей и речей. Никто ни при каких обстоятельствах не может посметь отрицать ее".

4. Авторитет Церкви в толковании Писания следует защищать от того, что Тридентский Собор назвал "буйным индивидуализмом протестантских толкователей", поэтому: "Для противодействия безрассудным настроениям настоящий Собор объявляет, что никто, полагаясь на свое собственное суждение в вопросах веры и нравственности и искажая Священное Писание в соответствии со своими собственными идеями, не может толковать Писание вопреки значению, которое Святая Матерь Церковь придавала и придает ему. Только Церкви принадлежит право истинно судить о Писании и толковать его".

5. Ни одному католику не позволяется публикация каких-либо работ, связанных с толкованием Писания, если они вначале не будут проверены его пастырями и не одобрены к печати. В частности, написание, прочтение, распространение и хранение анонимных книг было полностью запрещено: "Не является законным для кого бы то ни было печатать или отдавать в печать любые книги, рассматривающие священные доктринальные вопросы, без имени автора, или в будущем продавать их, или даже владеть ими, если они не были предварительно исследованы и утверждены... Утверждение таких книг должно даваться в письменном виде и указание на это должно помещаться в начале книги".

После принятия этих пяти мер Тридентский Собор смог восстановить порядок в своих рядах. Католическая Церковь вновь была в состоянии единодушно говорить о вопросах доктрины и библейского толкования.

В то же время, по убеждению протестантских богословов, одна из основных причин превосходства протестантской библейской науки в 19 — нач. 20 в. заключалась в том, что их католическим коллегам было, по существу, запрещено выражать свои взгляды на Писание без одобрения церковных властей.




Теги: ,

<